Третьяков о словах Никитиной: «Война в моем понимании — это смерть, кровь. В ее понимании это что-то другое»

Российский скелетонист Александр Третьяков в интервью корреспонденту Sport24 Константину Лесику высказался о словах партнера по сборной Елены Никитиной, заявившей, что в национальной команде идет война.

— Елена Никитина взорвала инстаграм своими постами, написав о «войне в сборной». Что произошло?

— Может, сгоряча она наговорила. Какие-то сказала общие фразы, просто больше конкретики. С кем война? У меня с Евгением Рукосуевым? У нее со мной? Я не понял ее, не видел, не разговаривал с ней.

— Войны в сборной нет?

— Каждый из нас по-разному смотрит на мир. Война… Война в моем понимании — это смерть, кровь. В ее понимании война — это что-то другое. Не знаю, надо спросить у нее.

— Если снизить градус — проблемы есть в сборной?

— Как и в любой команде, думаю. Есть моменты недопонимания, претензии, рабочая обстановка. Когда тренер требует дисциплины, ты с чем-то не согласен или он. Это нормальная ситуация. Может, я многого не знаю, конечно… (улыбается)

— С Леной нормально общаетесь?

— Я с ней нормально общаюсь с тренерским штабом, с руководством, любыми спортсменами. С Леной… Да, видно у нее что-то идет не так, спад по результатам.

— Просто логичный вывод, что раз медалей нет, то как-то это на ситуацию влияет.

— Мое мнение такое. Не хочу кого-то прикрывать или наоборот, принижать. Я многое повидал, много тренерских штабов сменилось при мне. Спортсмены через СМИ и общественность не должны как-то влиять на работу тренерского штаба. Потому что в таком случае возникает плохая зависимость тренера от мнения спортсмена. И тогда ты будешь делать не то, что считаешь нужным, а будешь пытаться дружить со спортсменом, угодить ему. И от таких вещей будет минус.

У меня, конечно, нет и тысячи подписчиков в инстаграме. Нет друзей-журналистов. Мне легко рассуждать, что это просто делается. Будь у меня другое влияние, я бы тоже, возможно, этим пользовался. Ну, а пока… Пусть будет то, что я сказал.