Потерял дочь и долго страдал от болезни. Трагическая судьба легендарного футболиста «Спартака» Хусаинова

Ровно 12 лет скончался великий Галимзян Хусаинов — легенда «Спартака» и один из любимейших футболистов советских болельщиков. В составе красно-белых он завоевал два чемпионских титула, три Кубка СССР и несколько комплектов серебряных и бронзовых медалей. А в сборной СССР взял серебро ЧЕ-1964 и добрался до полуфинала ЧМ-1966.

Хусаинов славился уникальным умением забивать в ключевых матчах — прирожденный бомбардир отметился голами в финале чемпионата Европы, а также в нескольких финалах Кубка СССР. А его невероятный талант вкупе с фантастическим трудолюбием и самоотверженностью покорял не только болельщиков, но и вообще весь футбольный мир.

Вот, что писал о Хусаинове Николай Старостин в своей книге:

«Рельефный верх и крепкие ноги свидетельствовали о больших запасах силы и здоровья. В игре Галимзян был неутомим. Когда-то в «Крыльях Советов» он играл правого инсайда и привык все 90 минут беспрерывно гоняться за мячом от своих до чужих ворот и обратно. Он проделывал в сборной и в «Спартаке» тот же колоссальный путь, часто даже вопреки советам тренеров и собственным интересам. Но трудолюбие, как известно, дело беспроигрышное. На любом поле, при всякой погоде, в самых трудных игровых ситуациях Галимзян являл пример стойкости, бодрости, воли к победе. Эти чудесные качества делали его любимцем тренеров, да и не их одних. Даже противники, которых он столь часто ставил в трудное положение, не позволяли себе в игре против него запрещённых приёмов. Покоренные вежливостью Галимзяна, они невольно отвечали ему тем же».

За 16 лет в профессиональном футболе он сделал выдающуюся карьеру и увековечил память о себе, как об одном из лучших игроков в истории СССР. Но, к несчастью, как и у многих других легендарных советских футболистов, судьба Хусаинова сложилась трагически.

Хусаинов пережил смерть дочери. Ей был всего год и семь месяцев

Со своей будущей женой Любовью Гиля, как ласково называли Хусаинова близкие, познакомился еще на заре карьеры, когда гонял за куйбышевские «Крылья Советов».

«В Куйбышеве я жила около стадиона «Динамо», который строили пленные немцы. Мимо нашего дома ходили все футболисты «Крыльев Советов». Один из них, Володя Бреднев, в будущем — игрок московского «Торпедо», и познакомил меня с Гилей, который в ту пору заканчивал гидротехнический техникум. Два года мы встречались, прежде чем Гиля сделал мне предложение», — рассказывала Любовь.

Вскоре Хусаинов перешел в «Спартак», и молодожены переехали в Москву. В столице они прожили почти 50 лет вместе и разделили самое страшное несчастье для родителей в начале совместной жизни — потерю ребенка.

Трагедия случилась днем 13 ноября 1963 года. В это время ни о чем не подозревающий Хусаинов тренировался на базе в Тарасовке, как вдруг его позвали к телефону.

«Однажды в Тарасовке раздался телефонный звонок, после которого Гиля стал поспешно собираться в Москву. Мы удивились: дескать, куда это он накануне игры? «Да Мариночка упала с дивана, а жена дома одна и не знает — то ли в больницу ее отправлять, то ли дома оставить», — выпалил Гиля на ходу», — вспоминал форварда «Спартака» Юрий Севидов.

К несчастью, на самом деле все оказалось намного страшнее.

В тот роковой день молодая мама по обыкновению сидела на подоконнике своей квартиры на улице Кравченко с дочерью Мариной — они ждали главу семейства с тренировки и смотрели в окно, из которого открывался отличный вид на автобусную остановку. В этот момент на кухне разогревалась еда на плите для девочки, поэтому Любовь была вынуждена на несколько секунд ее оставить.

Вернувшись, она увидела страшное зрелище: открытый шпингалет и распахнутое окно.

«Как она там, схватилась за него ручкой или что?», — вспоминала Любовь Леонидовна. «Только обернулась, а ее уже нет… Потом ничего не помню…».

Мариночке был всего год и семь месяцев.

«Удивляюсь, как нам с Любой удалось тогда пережить эту трагедию и не сойти с ума. Особенно тяжело было жене, поскольку я все-таки жил практически в команде, где ребята всячески старались смягчить полученный мною удар. Не только психологический, но и физический — с головой у меня все-таки возникли проблемы, которые усугубились после окончания игровой карьеры», — признавался футболист.

После похорон Хусаинов еще две недели не думал о футболе. А в ту самую квартиру на Кравченко футболист и его жена вообще не могли зайти.

В этот сложнейший период семью взял под свое крыло «Спартак». Клуб оформил их переезд в «Черемушки», на улицу Телевидения, в дом, где жили спартаковцы Юрий Севидов и Валерий Дикарев, которые стали помогать Галимзяну и Любви восстановиться после трагедии. А Николай Старостин настоял на том, чтобы «Спартак» взял футболиста и его жену на выезд в Баку. Конечно, там никто не планировал выпускать на поле Хусаинова, однако футболист вызвался сам: «Я готов играть, меня только игра спасет».

В Баку нападающий не смог забить, но зато развеял страхи близких, переживающих за его психологическое здоровье. Хусаинов доказал — ему хватит характера пережить горе.

В будущем у супругов больше не появлялось детей. Футболист вместе с женой находили радость в карликовом пуделе с кличкой Джазик.

В 90-х Хусаинову поставили страшный диагноз. С тяжелой болезнью он боролся 16 лет

После страшной трагедии Хусаинов отыграл на высочайшем уровне еще 10 лет и в 1973-м завершил карьеру. Затем работал помощником главного тренера в «Спартаке», «Спартаке» из Нальчика, юношеской сборной СССР и «Пахтакоре».

На новом поприще особых успехов великий футболист не достиг и в результате все бросил, так и не получив самостоятельной работы, о которой мечтал. Впредь Хусаинов играл за ветеранов, пока его настигло еще одно несчастье. В 1994 году бывшему футболисту поставили страшный диагноз — атрофия головного мозга.

«Страшная штука. У Гили с головой стало плохо, только с супругой приходил на мероприятия. Покуривал, а курить ему категорически нельзя было. Так он в сторонке, втихаря от жены затягивался», — вспоминал Сергей Ольшанский.

С каждым днем болезнь все сильнее прогрессировала — Хусаинову стало сложно формулировать мысли: в разговоре он мог по несколько раз сказать одно и то же.

В это время главной опорой для футболиста стала его супруга. Любовь стойко переносила все тяготы и с невероятной теплотой и любовью заботилась о супруге: буквально жила с ним в больницах, проверяла на себе уколы, прописанные мужу, и водила его на различные мероприятия, не отпуская в лапы болезни.

А вот трогательная история о том, как Любовь Леонидовна покупала мужу одежду на Черкизовском рынке.

«Подбираю зимнюю обувь. «Гиль, как? Удобно?» — «Нормально». «А потом я ему рубашечку выбирать стала. Глянула, а его уже нет. Он же подвижный был — вот и перемещался. Нашла только через два часа. Маленькие же оба — не выпрыгнешь высоко. Вот и бегаю в толпе. Потом объявили по радио: «Жена ждет у касс «Локомотива». А я трясусь: он слышит, но сообразит ли, в какую сторону? Пять раз выбегала к женщинам с тряпками: «Если выйдет в дутой куртке…». Потом рванула опять к кассам, а мне: «Женщина, не ваш идет?». Потом она ставила его в одно место и говорила: «Гилечка, я тебя прошу: не уходи никуда». А он сам, не успевала она договорить: «Люба, поставь меня. Я никуда не уйду».

На рынке подошел пьяный болельщик, тянет его с собой, а Гиля: «Нет, я с Любашей». «Да пошла твоя Любаша на…» — «Как это? Ну как я ее брошу? Нет, я с Любашкой», — рассказывала жена Хусаинова.

При помощи супруги великий футболист боролся с тяжелейшей болезнью аж 16 лет.

«22 июня Гиля загремел в больницу. У всех — 41‑й, а у меня 94‑й. Только я 16 лет воевала», — вспоминала Любовь Леонидовна.

Тем не менее 5 февраля 2010-го Галимзян Салихович все-таки уступил болезни — на 73-м году жизни Хусаинов скончался. Легенду похоронили на Даниловском кладбище.