«Не понимал ничего. На английском немцы не говорят из принципа». Защитник «Рубина» Нижегородов о карьере в «Шальке»

Защитник «Рубина» Константин Нижегородов в интервью корреспонденту Sport24 Александру Муйжнеку рассказал о периоде тренировок в молодежном составе немецкого «Шальке».

— В «Шальке» ты играл и левым, и центральным защитником, и крайним нападающим, а в «Ганзе» тебя ставили опорником.

— Понятное дело, в детстве приятнее забивать голы. Дальше, если меня видели на новой позиции, я беспрекословно выполнял требования. К этому приучил отец: слово тренера — закон.

— Сборы в Германии отличаются от наших?

— Могу сравнить с ЦСКА — там я тоже проходил сборы, только с молодежкой. По интенсивности тренировки в «Шальке» были тяжелее. Немецкий футбол славится атлетизмом. Помню тяжелые двухразовые тренировки на сборах в горах: по утрам тренировались с мячом, вечером — тренажерный зал и беговая работа.

— Ты точно был готов к переезду в Европу?

— Тогда я еще не освоил немецкий. Когда приехал в «Шальке», не понимал ничего из того, что говорили вокруг. Ни разговоры в коллективе, ни требования тренера. Это стало самой большой проблемой. Пришлось адаптироваться, на это ушло время.

— До перехода в «Шальке» долго занимался немецким?

— Сперва в школе. А когда приняли окончательное решение переехать в Германию, начал ходить на курсы, заниматься с преподавателем. Но свободно общаться не мог.

— Не понимаю, как можно ехать в совсем новую страну почти без языка. Тем более в возрасте, когда еще учишься.

— Можно или нельзя было мне ехать, не знаю. Пришлось сложно, но так воспитывается и закаляется характер. Стиснув зубы, я пережил те времена. Выучил язык, и стало легче. Когда слушаешь немецкий и общаешься (как можешь) на нем 24/7, схватить язык дело времени.

— Английский ты знал?

— Знал прилично. Но в Германии он не котировался. Немцы (в том числе тренеры) принципиально на нем не разговаривают — хотят, чтобы ты изучал немецкий.