Как швейцарский журналист спасал от голода биатлонистку Васнецову: «Я услышал ее плач за стеной и решил помочь»

Сборная России на Олимпиаде в Пекине еще до начала соревнований лишилась биатлонистки Валерии Васнецовой. У спортсменки обнаружили коронавирус и незамедлительно отправили в отель для тех, кто болеет. Через некоторое время выяснилось, что россиянка испытывает там проблемы с едой. Все было так ужасно, что слез она выплакала немало.

Пока решался вопрос с улучшением условий пребывания Васнецовой в ковидном отеле, ее поддерживал швейцарский журналист телеканала SRF Филипп Штекли. Мужчина жил в соседнем номере и, когда узнал, что у Валерии проблемы, решил поддержать ее шоколадками и фруктами, которые получал в посылках от своей делегации. Их он оставлял под дверью биатлонистки.

Sport24 связался со Штекли и узнал подробности его доброго поступка.

— Почему вы решили помочь Васнецовой?

— Я услышал ее плач за стеной и понял, что с ней не все в порядке. Понятия не имел, что в соседнем номере живет российская спортсменка.

— Как вы связались с ней?

— Написал свой телефон на бумажке и положил под дверь ее номера. Спустя два часа Валерия написала мне. Я спросил, могу ли помочь ей. Затем она позвонила и рассказала, что очень голодна и сильно расстроена, потому что ее большая мечта об Олимпийских играх рухнула. Валерия была очень подавлена.

— Почему ее питание так сильно отличалось от вашего?

— Она получала еду из деревни биатлонистов, потому что это еда 100% не содержала допинг. Но едой это трудно назвать.

— У вас был совсем другой набор блюд?

— Да, конечно. Когда Валерия назвала мне свое меню, я понял, что ее кормят намного хуже. У меня было очень много разной еды. Еще мне передавали вино, шоколад. А Валерия не получала вообще ничего, поэтому я просто решил помочь ей, передавая фрукты, швейцарский шоколад, чай, соки.

Я поступил бы так по отношению к любому человеку. Но когда я узнал, что она спортсменка, то осознал, что ее ситуация в разы хуже моей. Я-то всего лишь журналист — могу подождать и поработать здесь немного, а для Валерии это большая драма, потому что она усердно трудилась ради Олимпиады и шла к этой мечте много-много лет. Это действительно ужасно для нее. Но общение помогало сделать ситуацию более комфортной для нас обоих. Хорошо, что была возможность поговорить с кем-то, кто находится в такой же ситуации, как и я.

— Как оцените сложившуюся ситуацию со стороны?

— На мой взгляд, это абсолютно ненормально. Ты, спортсмен, сидишь здесь один на изоляции и получаешь такую ужасную еду. Понимаю, еда спортсменов отличается от нашей, но не до такой же степени. Этой неприятной ситуации можно было избежать.

Я не могу понять, почему спортсмены не получают фрукты, овощи или соки. Ведь можно легко давать им это. Я бы никогда не стал предлагать ей мясо, потому что никогда не знаешь, что там внутри, но соки, фрукты, овощи и так далее — окей.

— Чему Валерия больше всего обрадовалась?

— Шоколад ей поднимал настроение. Знаю, это не лучшая еда для спортсмена, но Валерия была в подавлена и сказала, что ей нравится швейцарский шоколад, поэтому хорошо, что хотя бы он давал ей возможность снова улыбнуться. Это была действительно сложная ситуация для нее.

— Вам не кажется странным, что ей никак не помогли?

— У меня нет ни малейшего представления, почему ей никто не мог передать нормальную еду. Не хочу говорить, что ее совсем бросили, потому что не в курсе всего. Но я знаю, что у каждой делегации есть чиновник, который следит за спортсменами.

Не знаю, почему это не работает. Один из людей российского биатлона говорил, что нельзя передавать ничего изолированным. Возможно, это правильно, потому что ты не знаешь, все ли чисто и без допинга. Но всегда важно чувствовать поддержку своей команды. Не могу никого осуждать, потому что для спортсменов действительно могут быть очень жесткие правила.

— Как вам передавали посылки?

— Я легко получал еду. К отелю каждый день приезжали люди из моей делегации и передавали очень много разной еды и напитков. Они оставляли посылку у отеля, а потом мне ее передавали в комнату. Думаю, это должно работать и в отношении спортсменов. Они должны иметь возможность получать посылки извне.

— А в отеле была возможность попросить дополнительно какую-то еду?

— От самого отеля каждый день я получал гораздо больше еды, чем Валерия. У меня каждый день были разные виды фруктов. Этого было даже слишком много.

— Общаетесь с Валерией сейчас?

— Последний раз мы общались вчера, потому что я наконец получил отрицательный результат и рассказал ей об этом. Она ответила, что очень счастлива за меня. А ее менеджер сказал, завтра она улетит домой. Это все, что я знаю.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене