Загадочная гибель героя Олимпиады. Кто виновен в трагедии советского хоккеиста Якушева — милиция или хулиганы?

Он приводил великую сборную СССР к золоту Олимпиады, долгие годы ковал славу советского хоккея, а ушел из жизни при очень загадочных обстоятельствах. Почему в гибели одного из героев Игр в Инсбруке подозревают хулиганов и стражей правопорядка — тема нового выпуска Hockey History.

Если вам удобнее читать, а не смотреть видео, вот текстовая версия этой истории.

В конце января 1964 года в австрийском Инсбруке прошли Зимние Олимпийские игры. Девятая по счету Олимпиада была очень важной для хоккейной сборной СССР — четырьмя годами ранее советская команда потерпела неудачу в американском Скво-Велли (да-да, бронза в те годы оценивались именно как безоговорочная неудача), а потому на очередных Играх у тренерского дуэта Аркадий Чернышев — Анатолий Тарасов по сути не было выбора — страна ждала только золота.

Для решения этой задачи после Скво-Велли в сборную СССР привлекли целую группу новичков — вратаря Виктора Коноваленко, защитников Александра Рагулина, Виктора Кузькина, Виталия Давыдова, нападающих Вячеслава Старшинова, братьев Бориса и Евгения Майоровых. Рядом с более опытными Константином Локтевым, Вениамином Александровым и Виктором Якушевым они и должны были взять второе хоккейное олимпийское золото в советской истории.

Если посмотреть на турнирную таблицу Олимпиады-1964, может сложиться впечатление, что советским хоккеистам в Австрии все далось очень легко. 7 матчей основного раунда, 7 побед, разница шайб 54:10. На деле же матчи со шведами, чехословаками и канадцами получились очень упорными, поэтому обладатели золотых медалей Инсбрука и ценят эту награду по-особенному:

«Та Олимпиада была одной из самых трудных, потому что мы не были фаворитами. Матч с канадцами был напряженным до последней минуты. Была скрупулезная подготовка. Поэтому, помимо собраний с тренерами, мы собирались пятерками — договаривались, как играть будем. Самое главное — чтобы была жизнерадостная обстановка. Нас заваливали телеграммами. Нам, предположим, рассказывали статистику завода ЗИЛ — когда команда проигрывала, то производительность падала на 40 процентов. Мы поняли, что хоккеем страна просто жила. Даже органы милиции отмечали, что в период, когда команда СССР играла с Канадой и Швецией, правонарушений в Москве практически не было, то есть все сидели у телевизоров и наблюдали матчи», — вспоминал защитник Виталий Давыдов.

Одним из главных творцов австрийского золота советской команды стал форвард Виктор Якушев. 9 шайб, 4 передачи, звание второго бомбардира нашей сборной и место в символической сборной олимпийского турнира — эти достижения нападающего, который всю карьеру провел в московском «Локомотиве», а к победе на Олимпиаде добавил 5 золотых медалей чемпионата мира, говорят сами за себя. Тем печальнее и трагичнее выглядит судьба Виктора Прохоровича — его смерть до сих пор остается большой загадкой в истории отечественного хоккея.

27 июня 2001 года в одном из московских ресторанов праздновал 70-й день рождения великий футболист Владимир Ильин. Среди гостей было много легендарных спортсменов, в том числе и 63-летний Якушев. На празднике олимпийский чемпион употребил немного алкоголя, но, по свидетельству очевидцев, отправился домой в совершенно нормальном состоянии. Тем удивительнее события, случившиеся дальше. Рассказывает жена Якушева — Татьяна:

«Вечером Виктор не вернулся. У нас еще не было мобильных, но я особо не волновалась: знала, что друзья его не оставят. А около восьми утра — звонок по домофону: «Вы Виктора Якушева знаете? — у меня сердце провалилось. — Это милиция. Спуститесь, заберите».

Виктор был в ужасном состоянии: ссадины на посиневшем лице, теле. Весь какой-то потерянный. Милиционеры объяснили, что обнаружили его сидящим на скамейке во дворе дома, предложили вызвать скорую. Услышав это, Витя словно очнулся, стал отказываться».

Поднявшись домой, Якушев отказался от госпитализации и оставался дома до 1 июля. Легче бывшему хоккеисту не становилось и в итоге он вынужден был согласиться на вызов скорой помощи. Осмотр показал перелом четырех ребер и повреждение легкого. Через 5 дней Виктора Якушева не стало.

«После смерти Вити его друзья осудили меня за то, что я не настояла на госпитализации. Я сама себе не могу этого простить. Но лишь заводила разговор о врачах, Витя кричал на меня: «Не надо никого! Не позорь меня! Отлежусь, и все пройдет». В такой же форме отвечал и на расспросы о том, кто на него напал: «Не помню, не трогай меня!» Он прежде не позволял себе повышать голос, тем более на меня.

Я покупала в аптеках лекарства, растирала мазями, использовала народные средства, но боли в груди и в пояснице не проходили. В редкие минуты, когда Витя вставал с постели, он мог передвигаться по квартире, только держась за стены. Пришлось пойти на обман: сказать ему, что вызову скорую только для того, чтобы съездить в больницу, сделать рентген и вернуться. Видно, ему уже самому стало невмоготу — он согласился».

По официальной версии легенду советского хоккея избили хулиганы, а вот друзья и близкие уверены, что это было дело рук милиционеров. Например, у бывшего партнера погибшего Валентина Козина есть очень необычное предположение о сценарии этой трагедии:

«Присев на лавочку подышать свежим воздухом, он, видимо, заснул: поздно уже было, да и алкоголь взял свое. Там и застал его милицейский патруль, который, естественно, попытался разбудить спящего. А у Вити была особенность, которую я наблюдал во время наших разъездов в составе «Локомотива»: когда его резко будили, он вздрагивал и непроизвольно выбрасывал вперед руки. Наверное, это произошло и в тот вечер: он спросонья ударил кого-то из милиционеров. А те простить подобное не смогли. Доставили жертву в отделение, где и отвели душу. Виктор, похоже, сопротивлялся: раны на запястьях от наручников красноречиво об этом свидетельствовали. А когда разобрались, кого избили, струхнули и срочно привезли обратно. Вызвали жену и сказали, что обнаружили Виктора Прохоровича на скамейке, даже скорую вызвать предложили…»

Сосед Якушевых Сергей Цейтин утверждал, что за 20 минут до того, как на лавочке обнаружили избитого спортсмена, он гулял с собакой и там никого не было:

«Но допустим, что Якушева избило хулиганье. Вы видели хулиганов, которые, прежде чем бить, снимают с жертвы одежду, чтобы ее не запачкать? А у Виктора при том, что все тело оказалось в ссадинах и кровоподтеках, рубашка была чистой. И кто смазал зеленкой раны на запястьях?» — возмущался Цейтин.

Тем временем по Москве поползли совсем уж неприятные слухи, а к заключению о смерти, полученному супругой олимпийского чемпиона, у нее самой осталось очень много вопросов:

«В Москве вдруг стали распространяться слухи, что Виктор Якушев… покончил жизнь самоубийством. Многие звонили нам домой, спрашивали Виктора и брали паузу, изучая мою реакцию. Кому нужна была эта «утка»?

Мне больше месяца пришлось ждать результатов проведенной в морге судмедэкспертизы, поскольку в свидетельстве о смерти, которое получила, не была указана ее причина. А заключение экспертизы, которое мне обещали дать на руки, я так и не получила. Зачитали лишь небольшую выдержку из него. Там было сказано, что мой муж умер от собственных болезней, поскольку у него были больные легкие, почки, печень и селезенка…»

В сентябре 2001-го сердце отечественного хоккея — 14 олимпийских чемпионов, чемпионов мира и три заслуженных тренера СССР — написали открытое письмо тогдашнему главе МВД России Борису Грызлову с требованием найти и наказать виновных в смерти Виктора Якушева. Послание доставили Вячеслав Старшинов и работник Федерации хоккея России Сергей Шалимов. Грызлов пообещал взять дело под свой контроль. Прошло больше 20 лет — обвинения так никому и не были предъявлены.