Дороже новых: какие машины меньше теряют в цене

Многие автомобилисты, выбирая новую машину, уже прикидывают, как будут ее перепродавать. Понятно, что последние месяцы рынок непредсказуем – сказывается и рост цен, и дефицит, но все равно в итоге хочется потерять минимум денег. Как это сделать?

Самый простой способ узнать, какие марки и модели выгоднее для последующей перепродажи – заглянуть в рейтинг сохранения стоимости. В Сети их масса, но смотреть на европейские или американские нет никакого смысла: другие модели, свои предпочтения у покупателей, иные рыночные, налоговые реалии. Для России актуальную статистику вот уже 10 лет предоставляет Автостат в ежегодных рейтингах Residual value. Составляя последнюю выборку, эксперты проанализировали цены на новые и подержанные автомобили 55 марок, 335 моделей и 1100 модификаций. В ней приведена остаточная стоимость подержанной трехлетки в 2021 году по сравнению с ее стоимостью новой в 2018-м.

В сегменте В выгоднее всего для владельцев оказались Kia Rio (сохранение стоимости 106,7%), Renault Sandero (104,7%) и – неожиданно – редкий на наших дорогах Citroen C3 Aircross (104,4%). Схожая ситуация и во втором по популярности на российском рынке сегменте – среди В-кроссоверов. Первые две строки занимают бестселлеры Hyundai Creta (112,7%) и Renault Duster (106,3%). А на третьем месте оказался нишевый Suzuki Jimny (105,5%). Странности можно заметить и в других классах, поэтому нужно сделать ряд пояснений. После чего окажется, что на рейтинги стоит ориентироваться  с несколькими оговорками.

Понятно, что в здоровых экономических условиях показатели, очевидно, не могут быть выше изначальных 100% от цены нового авто. Однако в России перманентно происходит существенная коррекция цен, и трехлетние машины продаются на вторичном рынке дороже, чем стоили новыми. Это только кажется чрезвычайно выгодным – придя к дилеру за новой машиной, вы удивитесь ценам, хотя только что очень дорого, если верить данным из таблицы, продали свой старый автомобиль.

Отсюда следует вторая оговорка. Показатели сохранения стоимости на стабильном рынке зависят от того, насколько медленно теряет в цене подержанная машина. В России же ключевое влияние оказывает степень удорожания новой, ведь продавцы автомобилей с пробегом, выставляя цену, ориентируются именно на их стоимость. Поэтому в тройках лидеров часто встречаются малопопулярные модели – они просто сильно взлетели в цене за три года.

Как должно быть в теории? Официальная инфляция за 2018-2021 годы в России составила 22,2%. В обычных условиях считается, что автомобиль только за первый год теряет в цене 20%. Таким образом, естественный рост цен за четыре года эквивалентен всего лишь году эксплуатации. Значит, стоимость подержанных машин должна была уйти гораздо ниже 100% по сравнению с новыми.

Ну а если опираться исключительно на курсы валют? Доллар с 2018 по 2021 годы, если усреднить колебания, вырос к рублю примерно на 17%, евро – на 13%. Это даже сильно ниже официального уровня инфляции, самого по себе показателя «сказочного»! Понятно, что такого мизерного роста цен у нас не было и быть не могло.

Всё встаёт на свои места, если опираться на реальное удорожание новых машин. К сожалению, реальная и официальная инфляция – это две большие разницы. В качестве примера хорошо подойдёт кросс-купе Renault Arkana. Модель вышла в 2019 году и за два года подорожала на 50%. Без рестайлингов и других модернизаций, традиционно влияющих на цену. И без учёта последней корректировки цен, случившейся на днях. Lada Granta, локализованная по-максимуму, за три года подорожала примерно на 40%. Значит, подавляющее большинство моделей накинуло к цене примерно столько же. Удорожание новых машин на 40-50% примерно равно расчётной потере стоимости «бэушек». Поэтому в аналитике и выходит остаточная стоимость около 100%. Нужно просто опираться на цифры реальной жизни.

Можно дать несколько работающих советов по выбору машины в отрыве от цен на конкретные модели. При прочих равных менее активно дешевеют популярные автомобили. Они продаются десятками тысяч ежегодно, но и на вторичном рынке на них отличный спрос. Раз так, нет смысла демпинговать, и цены держатся сравнительно высокими. При выборе новой машины с точки зрения последующей перепродажи будут выгодными Lada, Kia, Hyundai, Renault или Toyota. А вот для покупателя на вторичке интереснее Citroen, Peugeot и Opel.

Потери в стоимости в премиальном сегменте всегда выше, чем в массовом. Эта аксиома работает и на российском рынке. Взгляните на данные Автостата: в таблице с массовыми брендами показатели ниже 100% единичны, а у премиальных, напротив, в порядке вещей. Причем чем дороже модель, тем выше разница между новой и подержанной. Представительские седаны, самые престижные в автомобильной иерархии, сохраняют стоимость хуже всего. Трехлетний Mercedes S-класса будет стоить 81,4% от цены нового, Audi A8 – 79,5%, Lexus LS – 67,3% – удешевление на треть! И это при том факте, что стоимость их же новых тоже лезет вверх.

Новые машины отечественной сборки дорожают медленнее, нежели импортируемые. Поэтому в рейтингах остаточной стоимости тут и там видны парадоксы. Например, все те же Citroen C3 Aircross и Suzuki Jimny. Они заметно подорожали за три года, а трехлетки торгуют с оглядкой именно на цену новых машин. Есть и обратные примеры. Skoda Octavia собирается в России и очень популярна что без пробега, что с пробегом, но в топе ее нет.

Наконец, оказывает влияние магия бренда. Российские покупатели питают слабость к Toyota, Lexus и Mercedes-Benz. Поэтому многие из них в своих классах оказываются в числе лучших по сохранению остаточной стоимости. А какой-нибудь Jaguar выгоднее поискать именно на вторичном рынке, ведь он быстрее остальных теряет в цене.

С таким ростом цен и экономическими потрясениями в России автомобиль стал объектом инвестирования: с годами почти не дешевеет. Жаль, что это всего лишь иллюзия. Ее разбивают обесценивающийся рубль и лезущие вверх цены на новые машины. Сейчас совет простой: если хотите потерять минимум, берите что-то из числа бестселлеров или непотопляемую Toyota.