Наследие прошлого: найти и обезвредить

Специалисты Центра инженерных изысканий «Импульс-М» считают необходимым принятие в Калининградской области закона «Об обязательном разминировании строительных и других площадок, на которых ведутся земляные работы».

Об этом состоялся разговор с генеральным директором компании Юрием Дементьевым.

– Юрий Викторович, речь идет о предметах, оставшихся в калининградской земле еще со времен Великой Отечественной войны?

– Да, спустя 74 года после войны Калининградская область продолжает относиться к территории, где до сих пор можно обнаружить взрывоопасные предметы. Если вспомнить историю, то маршал Василевский оценивал израсходованный боезапас в Восточно-Прусской операции в 13,3 миллиона снарядов и мин и более 2,5миллиона гранат. Противник использовал несравненно меньше, примерно 20-30 процентов, итого где-то около 20 миллионов единиц боеприпасов. Не учтены саперные боеприпасы – это несколько сотен или тысяч мин и фугасов, а также авиабомбы, которых только на Кенигсберг сброшено за три дня штурма не менее 60 тысяч штук. По Калининградской области не меньше. Поделив пополам между фронтами (3-м и 2-м Белорусскими) получим около 10 миллионов взрывоопасных предметов на нашу область. И я уверен, что не все они могли взорваться. К сожалению, нет конкретной статистики отказов при взрывах. На мой взгляд, не менее 10 процентов, а это значит, что в земле может оставаться около миллиона единиц взрывоопасных предметов, а то и все два. Мы до сих пор находим на территории области даже английские авиабомбы. Много боеприпасов находится на месте бывших полевых складов, артпозиций, в городах, лесах, реках, болотах и заливах, где разминирование затруднено. Извлечено немного – только в приповерхностном слое.

– Кто должен заниматься решением этого важного вопроса?

– В Калининградской области нет закона «Об обязательном разминировании строительных и других площадок, на которых ведутся земляные работы». Почему-то в Ленинградской области и Краснодарском крае такие законы приняты, а у нас, где, думаю, боеприпасов израсходовано больше, чем в Берлинской операции, нет. В Калининградской области имеется несколько действующих документов, касающихся обнаружения и обезвреживания взрывоопасных предметов. Казалось бы, благодаря им специалисты давно должны были провести работу по разминированию. Но, увы, практика показывает, что документы недостаточно действенны, либо не имеют корреляции. Обязательное разминирование не производится и, как я уже говорил, один или два миллиона взрывоопасных предметов ждут своего часа. На сегодняшний день единицы застройщиков тратят деньги на разминирование строительных площадок. Экономят, поскольку имеют право: ведь закона нет. Но, учитывая историю Калининградской области, эта процедура должна стать обязательной в строительной, сельскохозяйственной и мелиоративной деятельности. Около 10 лет назад проект закона об обязательном разминировании строительных площадок был положительно рассмотрен в областной Думе во втором чтении, но на этом все и остановилось. Между тем, Калининградской области необходимо разработать конкретные обязательные мероприятия по планированию разминирования и учету очищенных от взрывоопасных предметов территорий. Тогда проблема получит системное разрешение. Для этого требуется современная база: спутниковая навигация, программное обеспечение, крупномасштабные карты, обученные кадры. Застройщики должны от государственных структур получать обязательные предписания на разминирование территорий. Всю эту работу можно провести только усилиями нескольких министерств и ведомств. Стоит отметить, что проблему обнаружения и обезвреживания взрывоопасных предметов всегда четко обозначают специалисты МЧС. И жителям области нужно быть благодарными этой государственной структуре, которая всерьез обеспокоена вопросом и потому выдает предписания на очистку местности.

– Специалисты компании ЦИИЗ «Импульс-М» уже участвовали в обнаружении взрывоопасных предметов на территории Калининградской области? Имеются конкретные примеры?

– Таких примеров очень много. В городе Пионерский мы обнаружили авиабомбу ФАБ-100 на глубине более трех метров. В Мамоново при прокладке газопровода во внутреннем дворе частного немецкого дома нами были обнаружены 15 снарядов и 81,2-мм немецких мин на глубине от 40 до 80 сантиметров. В Калининграде на улице Гагарина всего в полуметре от поверхности земли, среди развалин фундамента немецкого дома найдена крупная английская фугасная авиабомба. Рядом с памятником маршалу Василевскому при реконструкции улицы 9-ого апреля обнаружено несколько артснарядов и минометных мин. Специалисты нашей компании находили взрывоопасные предметы в центре Калининграда на улицах Фрунзе, Вагнера, Гвардейском проспекте, Донского (около 500 единиц), а также Гагарина, Ярославской, Орудийной, Артиллерийской, Пехотной, Таганрогской, проспекте Победы, Шатурской. По области – та же картина. Примеров много, и я как специалист-практик со всей ответственностью заявляю, что взрывоопасные предметы в области могут находиться в любом месте, будь то какое-либо здание, дорога, строительная площадка или двор жилого дома. Более того, взрывоопасные предметы со временем становятся непредсказуемыми, поскольку мы можем только догадываться об их «начинке», и о тех химических реакциях, которые происходят в детонационной цепи.

– Недавно в Калининградскую область для разминирования территорий прибыли саперы из Санкт-Петербурга…

– … и это хорошо, они работают, обезвреживают авиационные бомбы по заявкам муниципалитетов. Но в октябре группа покинет нашу область, а проблема, уверен, останется. Вряд ли специалисты за несколько месяцев сделают то, что невозможно было сделать за 74 года. Еще раз повторюсь, что решение проблемы – принятие в Калининградской области твердой законодательной базы, и этим вопросом в первую очередь нужно заняться депутатам. Я считаю, что не стоит ждать какого-либо чрезвычайного случая, чтобы принять соответствующий закон.

– Юрий Викторович, для обнаружения взрывоопасных предметов необходимо специальное оборудование. Ваша компания им располагает?

– Все сотрудники Центра инженерных изысканий «Импульс-М» имеют подтвержденные квалификации, регулярно проходят переобучение. Мы обладаем самой современной аппаратурой для обнаружения взрывоопасных предметов и исследования подповерхностного слоя до 10 и более метров. Это индукционные миноискатели, пассивные «глубинники»-ферроградиентометры, геолокатор с необходимым программным и, даже революционным в наше время, обеспечением. Последний прибор незаменим при поиске взрывоопасных предметов на большей глубине и на дне водоемов. Стоит отметить, что при обнаружении взрывоопасного предмета, ни в коем случае нельзя трогать его, нужно сразу же звонить в полицию. Там переправят заявку в военкомат и МЧС. В настоящее время вывоз обнаруженных взрывоопасных предметов полностью взяли на себя государственные органы. В населенных пунктах их вывозят и уничтожают группы разминирования Министерства обороны, авиабомбы – МЧС. Но вывоз и уничтожение – уже второе дело, первое – обнаружение. Это тяжелая и опасная работа, заниматься которой имеют право только профессионалы.

Центр инженерных изысканий «Импульс-М» создан в 2012 году. Основные направления работы компании: геологические исследования подповерхностного слоя на глубину до 100 метров, сейсмическое микрорайонирование, определение динамических характеристик зданий и сооружений, очистка местности от взрывоопасных предметов.

Алиса Беляева
Фото из архива компании

Калининград, Ленинский пр., 67-Б,
ТЦ «Меркурий», 5 этаж, оф. 504.
Тел.: +7 (4012) 98-10-04,
моб.: +7 911 464-25-68.
E-mail: centerimpulsm@gmail.com
www.impuls-m.com