Феликс Лапин: «Придя в Калининградскую ТПП, я, может быть, впервые ничего не ломал…»

В ноябре 2016 года Феликс Лапин был избран президентом Союза «Калининградская торгово-промышленная палата». Сегодняшняя беседа – подведение итогов работы Феликса Феликсовича на этом посту. Позади половина президентского срока. Пришло время оценить, что удалось сделать, и приоткрыть планы на будущее…

– Не скрою, избрание вас на пост руководителя крупнейшего бизнес-объединения удивило многих: разве может генерал-майор налоговой полиции, министр экономики, глава администрации Калининграда стать своим для предпринимателей?

– Знаю, были сомнения, что я смогу выстроить конструктивные отношения с бизнесом, из-за того что надо мной довлеет профессиональное прошлое фискала, правоохранителя, силовика, чиновника. А ведь промежуток времени между проверяющим и президентом палаты был заполнен не только чиновничьей работой: тогда я пришел в руководство крупнейшего предприятия в Калининграде и в отрасли – завода «Телебалт». Тут-то и столкнулся со всеми, с кем работал вчера в контролирующих и надзорных органах: налоговиками, пожарными, санитарными инспекторами, таможенниками. Предприятие являлось одним из крупнейших, двери всегда были открыты, и «контролеры» приходили очень часто. Тогда-то я и понял, что одно дело, когда ты председатель коллегии и налоговый полицейский, а другое – налогоплательщик, которому Счетная палата РФ пишет, что он построил завод из легкосборных конструкций и завтра может его поднять и унести куда-то.

Я получил опыт приобретения новых площадок под строительство, сдачи объектов, столкнулся с работой таможенников и прочувствовал пословицу «чем больше я общаюсь с таможенниками, тем мне милее гаишники». Все было: нас останавливали и в Пыталово, и в Белоруссии, с какими только сотрудниками таможни не приходилось общаться и разрешать ситуации, в том числе иногда абсурдные. Тогда я очень хорошо осознал, как живется бизнесу. Работая пять лет на Калининградской железной дороге, понял, как ведет себя монополист на рынке, как выстраивает свою политику, как может нагрузить предпринимателя несвойственными функциями. Все это мне помогло выстроить конструктивный диалог с руководителями региона, муниципалитетов, контролирующих органов уже с позиции бизнеса.

– Феликс Феликсович, вам пришлось перестраивать работу палаты под себя? У вас сложилась устойчивая репутация человека, который всегда оптимизирует работу и отсекает все лишнее…

– Придя сюда, я четко понимал интересы бизнеса, знал закон, регламентирующий деятельность ТПП, но не представлял внутреннюю работу самой палаты. Перечень процессов для меня был новый, поэтому, может быть, впервые я ничего не ломал.

Большинство сотрудников проработали здесь много лет, имеют большой опыт и достаточно высокий уровень квалификации. Поэтому все изменения – может быть, даже не изменения, а совершенствование работы – происходили во взаимодействии с трудовым коллективом и членами палаты. Я раньше не работал в таких структурах, где члены палаты, во имя кого ты все это делаешь, и являются органом управления, формируют и направляют ее деятельность. Это для меня стало новым и интересным опытом.

– Сегодня большое внимание уделяется снижению административной нагрузки на бизнес, совершенствованию работы контрольно-надзорных органов. В чем роль палаты в этих процессах?

– На самом деле, подход к проверкам постепенно меняется. Если ранее основной упор делался на количество выявленных нарушений, то сейчас появилась задача усиливать профилактическую работу. Вмешиваться нужно тогда, когда есть все основания пресечь грубейшие нарушения. Это так называемый риск-ориентированный подход в планировании контрольно-надзорной деятельности. Как один из элементов реформы – разработка методик самопроверки (контрольные, или чек-листы), которые позволяют предпринимателю самому оценить, работает ли он с нарушениями и что необходимо исправить. Но не все так гладко: бизнес, получивший эти чек-листы, очень добросовестно проводит процесс самоаудита, самооценки, соблюдения норм и правил. И оказывается, что порядка 60 процентов требований исполнить невозможно. Это поле для деятельности торгово-промышленной палаты и других бизнес-объединений. Мы с предпринимателями должны формировать повестку обсуждения этих вопросов с властью. С тем чтобы оценить, почему так происходит: либо требования закона избыточны, либо они не соответствуют укладу жизни, обычаям, сложившимся на территории, либо превосходят имеющиеся возможности бизнеса. Нужно искать выход: определить источники (как правило, финансовые), которые бизнес может использовать, чтобы соблюдать эти правила, или поменять законы.

Необходимо разбирать каждую ситуацию – почему возникает массовое невыполнение тех или иных норм закона. К сожалению, сегодня контролирующие органы не доносят эту информацию до вышестоящих инстанций и законодательного органа для принятия каких-либо кардинальных решений. Я уверен, что именно торгово-промышленная палата должна давать информацию, что бизнес по каким-либо обстоятельствам не может исполнить требования закона. Но и контролирующие органы должны разбираться, почему требования законодательства игнорируются и не выполняются.

– В последнее время принимается много законов, наводящих порядок в самых разных сферах жизни. Достаточно вспомнить систему «Меркурий», введение маркировки товаров, онлайн-кассы…

– … а кто-нибудь задавался вопросом, кто в результате за все это заплатит? Сейчас принимается очень много нормативных актов, влияющих на рост непроизводительных расходов бизнеса. Когда принимаются соответствующие решения, такое впечатление, что законодатель не представляет, что бизнес, как правило, свой доход получает от населения, которое обслуживает, напрямую или косвенно. Не думаю, что своевременно при падающем платежеспособном спросе заставлять бизнес совершать какие-либо действия, не приносящие дохода, а только требующие дополнительных затрат. Расходы либо перекладываются на население, либо закон игнорируется. Повсеместное внедрение онлайн-касс – идея, казалось бы, хорошая. Решение принимается, установлены жесткие сроки (кстати, с 1 июля кассы должны появиться даже в такси), а инфраструктура не готова. Даже если ты законопослушный предприниматель и заплатишь за перенастройку оборудования, тебе это не сделают сразу из-за огромной очереди. Огромные средства бизнесу придется выложить за оценку рабочих мест, кадастрирование и многое другое. Вводятся ГИСы – государственные информационные системы, великолепная вещь, с одной стороны, потребовавшая от предпринимателей дополнительных расходов, с другой – отчетность не сократилась.

Все требования, казалось бы, нужные, все это для наведения порядка. Но делается это за счет бизнеса, а у бизнеса источников формирования своих доходов, кроме кармана потребителей, физически не существует. Если бы была какая-то концепция, обсужденная с народом, и люди приняли бы эти условия и правила, то можно было бы сказать, что потерпим, это все сделаем и дальше будет легче. Но, к сожалению, растут только непроизводительные расходы, которые заставляют бизнес увеличивать стоимость своей продукции.

Если правительство рассматривает эти новации как государственную программу, профинансируйте бизнесу дополнительные расходы за счет государства. Даже не нужно давать денег, просто на эту сумму можно уменьшить налог.

Также меня беспокоит тенденция установления штрафных санкций, размер которых не всегда адекватен тяжести правонарушения. Такое впечатление, что задумывался следующий сценарий: чтобы я узнал размер штрафа, понял, что нарушил, и сразу упал в обморок. Выжить после штрафа в 500–700 тысяч рублей (за однократное нарушение), особенно если это малый или микробизнес, невозможно. Это вопрос банкротства и закрытия организации.

Между тем мне было очень приятно слышать посыл президента России Владимира Владимировича Путина, что необходимо отменить излишние ограничения. Считаю, что перед ТПП и перед бизнесом стоит задача выявить и донести до власти все атавизмы в лицензировании деятельности, в нормативных требованиях к производственному процессу. У нас есть документы, которые действуют еще со времен Совнархоза СССР. Необходимо провести эту работу, очень рассчитываю, что будет диалог власти с бизнесом, и это не должно превратиться в кампанейщину.

– Недавно опубликованы данные о состоянии расчетов. У бизнеса миллиардные долги, и не все из них могут быть взысканы…

– Долги не только у бизнеса, но и перед бизнесом. На 1 января объем просроченной дебиторской задолженности (в нашем регионе – Прим. ред.) составляет порядка 4 миллиардов рублей. Это задолженность покупателей. Что это значит: я «продал» товар на 4 миллиарда рублей, заплатил все налоги, заработную плату, отчисления на заработную плату, а деньги мне так и не пришли. Сегодня 30 процентов предприятий в обрабатывающих производствах убыточны, убыток составляет 3,3 миллиарда. Транспортировка и хранение – 33 процента предприятий убыточны (убыток 2,3 миллиарда рублей). По всем отраслям убыток – 10 миллиардов рублей. Это огромные деньги, ушедшие, утраченные активы. Это горе далеко не одного предпринимателя, а разделяют его поставщики, работники, не получившие заработную плату, те же банки, у которых на сегодня 7 миллиардов просроченной кредиторской задолженности. В конечном итоге все эти неплатежи, все, что прогорает, потом ложится на плечи добросовестных плательщиков и предпринимателей. У нас создан комитет по развитию финансовых инструментов, на площадке которого мы и обсуждаем, что необходимо сделать, чтобы ситуация улучшилась.

С моей точки зрения, произошла масштабная модернизация банковской деятельности, и вместо того чтобы банкир стал «семейным доктором» для бизнеса, понимающим, что нужно именно этому предпринимателю и предоставляющим ему эксклюзивный продукт, банковский сектор стал работать как автомат – к сожалению, не по быстроте, а по сути. Центры принятия решений сетевых банков находятся за пределами территории обслуживания филиала, не представляя, а зачастую и не понимая особенностей ведения бизнеса на данной территории. Сегодня ставки банков, условия кредитования, подход к оценке залогового имущества не позволяют развиваться бизнесу. К банковским инструментам прибегать достаточно сложно, потому что банк сегодня – не партнер по бизнесу, а самостоятельная структура, которая на твоей деятельности пытается получить свой доход, нивелируя все риски.

В сложившейся ситуации необходимо вспоминать старые институты, которые обеспечивали безопасность бизнеса, кредитных организаций и государства, сегодня активно помогающего бизнесу субсидиями и преференциями. Необходимо привлекать страховые компании к страхованию финансовых рисков, как это было 7-8 лет назад. Если этот институт страхования не работает, все остальные институты будут страдать. Задача торгово-промышленной палаты – обращать внимание власти и предупреждать бизнес, что, если все так и будет развиваться, возможен коллапс. Ситуация порождает неуверенность у предпринимателей и дает мощнейший посыл обществу, что бизнес – поле минное и будь аккуратен, туда лучше не ходи.

– Сегодня все больше молодежи стремится устроиться на госслужбу и не рисковать, открывая собственное дело…

– Мы реализуем проекты, рассчитанные на привлечение внимания к предпринимательской деятельности именно молодежи. «Акулы бизнеса», встречи с молодежью, подключение к исследованию проблем, которые возникают в экономике, – это очень интересно. Мы понимаем, что молодежь необходимо вовлекать в решение проблем, которые предопределят их дальнейшее будущее, они должны это четко понимать. У нас страна с постоянно меняющейся нормативно-правовой базой, постоянно вносятся изменения в конституцию наших гражданских отношений – Гражданский кодекс. Многие вещи, которые декларируются с трибун, не определены законодательно, что приводит к массе неправильных трактовок и возникновению пагубных последствий. Привлечение молодежи к исследованию определенных вопросов, связанных с организацией бизнеса, – это вовлечение их в серьезную работу по осмыслению системы государственного управления и развития общества, того, в котором им предстоит жить. Мне очень интересно наблюдать за этим и добиваться, чтобы они не просто излагали прочитанное, а высказывали свое мнение, собственные мысли по той или иной проблеме. Я обращаюсь ко всем руководителям учебных заведений. Мы с большим удовольствием приглашаем студентов к участию в мероприятиях, проводимых Калининградской ТПП, ждем их на заседаниях комитетов, круглых столах, чтобы они понимали, какие вопросы обсуждаются. Потому что здесь нет никакой постановки, здесь о существующих проблемах говорят люди, для которых время – это деньги, и тратить его впустую они не будут. Они приходят сюда, чтобы встретиться с правительством Калининградской области, с муниципальными властями, контрольно-надзорными органами и высказать свои проблемы, претензии или, может быть, внести предложения по совершенствованию законодательства.

– В Калининградской ТПП создан комитет по образованию. Разве думать об образовании – это дело бизнеса?

– Казалось бы: где ТПП – а где образование. Но я настаиваю на своей точке зрения и постоянно диссонирую своими выступлениями на заседаниях комитета, рассматривая руководителей учебных заведений как бизнесменов. Абсолютно без разницы, какие источники финансирования их деятельности существуют, бюджетные, небюджетные – пожертвования, например. Это бизнесмены, которые оказывают образовательную услугу за деньги. И несут ответственность перед теми, кто платит: если родители или сам обучающийся, то перед ними, а если государство – то перед всем обществом. Государство, направляющее средства, полученные в виде налогов, на финансирование образовательного процесса, вправе потребовать качественную работу. Вторая сторона, участвующая в заседаниях комитета, – потребители, ждущие от учебных заведений молодых специалистов, которые смогут работать на предприятии по окончании учебы. А не так, как происходит сегодня: пойти обучиться по легкой программе (к примеру, менеджменту), где нет математики, сопромата, каких-то технических дисциплин; учился – не учился, получил диплом, а на предприятии все равно научат. Позиция бизнеса: сегодня это неприемлемо.

На данный момент мы переходим от справочников (ТКС и ЕТС) к профстандартам, вводится независимая оценка квалификации, дающая допуск специалиста к работе по той или иной должности. Диплом и стаж, если ты не подтвердил квалификацию, уже не помогут. Соблюдение государственного образовательного стандарта не всегда свидетельствует о качестве образования выпускников. В связи с этим очень остро встает вопрос: а кого же выпускают образовательные учреждения? Ответ на него можно получить с помощью системы профессиональной общественной аккредитации (ПОА). Эксперты ПОА приходят и сравнивают, что записано в профстандарте, что должен делать этот специалист и чему его обучают, сможет ли молодой специалист, получив диплом, прийти и работать, а не учиться еще год уже на производстве. Мы специально затратили средства, подготовили экспертов для проведения ПОА. Считаю, что программы, которые финансируются за счет бюджета, обязательно должны пройти профессиональную общественную аккредитацию, чтобы общественность и руководители понимали, что государственные средства не будут выкинуты на ветер.

Я считаю, что социальные учреждения, учреждения здравоохранения – тоже бизнес и надо выстраивать их работу соответственно. Чем хорош бизнес и его организация? Там все абсолютно правильно поставлено: не ориентирован ты на клиента – значит, прогорел. Сейчас общество затрачивает немалые деньги, а на выходе получает либо недолеченных, либо оскорбленных и униженных, не получивших нужную социальную поддержку граждан. Это серьезная тема, и я готов создавать профильные комитеты. Будут инициаторы, я с удовольствием внесу это предложение на правление Калининградской ТПП. Это немаленькая отрасль, и деньги, которые крутятся там, сравнимы с реальным бизнесом.

– Феликс Феликсович, вы ставите масштабные задачи. Если удастся их решить, уверена, будет сделан шаг к значительному улучшению бизнес-среды…

– Мне кажется, что я понимаю суть работы торгово-промышленной палаты, самому мне это очень интересно. Я сегодня представляю мощную силу – крупнейшее бизнес-объединение, поддержанное федеральным законом, определяющим институциональную позицию торгово-промышленной палаты в отстаивании интересов бизнеса, участии в формировании среды, позволяющей ему развиваться.

К сожалению, не все еще понимают, что предпринимательство – это величайшая ответственность. Это не только почет и уважение. Это ответственность перед своей семьей, когда ты положил на создание своего дела всю свою жизнь и в чем-то ограничивал близких – вниманием, энергией. Это ответственность перед людьми, которые стали твоими партнерами и рискнули, так же как и ты, всем, в том числе именем. Это ответственность перед трудовыми коллективами, перед поставщиками, перед покупателями, ответственность за соблюдение широкого спектра законодательства. Я очень уважаю всех тех, кто рискнул в этой жизни и принял на себя крест предпринимательства.

Юлия Кириенко
Фото из архива КТПП