Воспроизводство рыбных биологических ресурсов – одна из основных задач рыбопромышленного комплекса Калининградской области

В канун празднования Дня рыбака мы встретились с руководителем Западно-Балтийского территориального управления Федерального агентства по рыболовству Владимиром Зарудным, чтобы поговорить о перспективах развития рыбохозяйственного комплекса региона.

Рыбохозяйственный комплекс признан высшим руководством страны важнейшим сегментом национальной экономики. На созданном Государственном совете по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса, который возглавил президент РФ, были проанализированы узкие места отрасли и определены направления по ее возрождению. Во-первых, это новый, модернизированный принцип управления квотным ресурсом. К примеру, если предприятие занимается строительством новых судов, их модернизацией и планирует инвестировать в сегмент отечественного судостроения средства, то может получить квоты. Это фундаментальное изменение, позволяющее привлечь молодой, новый капитал из других отраслей и оздоровить обстановку в рыбной отрасли. Другое важнейшее решение Государственного совета – принятие программы развития аквакультуры, поскольку сегодня 56 процентов мировых запасов рыбы не добывается в Мировом океане, а выращивается на берегу. Это позволяет не только защититься от сезонных факторов, но и интродуцировать в продуктовую матрицу россиян те виды и сорта рыбы, которые не являлись типичными, в частности тилапия, пресноводная креветка и прочие.
В-третьих, были внедрены новые принципы оказания электронных госуслуг. Кстати, Калининградская область одной из первых в России перешла на электронную систему мониторинга запасов и добычи рыбных водных биологических ресурсов. Сейчас готовимся к тому, чтобы перейти на электронную систему выдачи разрешений на вылов рыбы. Максимальная открытость является лучшим гарантом, что субъективные факторы будут сведены на нет, а возможные негативные последствия от действий чиновничества – минимизированы.

– Без этого общего посыла, по вашему мнению, невозможно было бы проводить политику развития отрасли на региональном уровне?

– Безусловно. Калининградская область имеет выход в Мировой океан, самый короткий экономический путь в места промысла в Атлантике лежит через Калининград. И в Тихий океан через Панамский канал. Когда-то Калинин­градская область давала 10 процентов вылова всей рыбы Советского Союза – и каждый второй житель в той или иной степени был вовлечен в деятельность рыбохозяйственного комплекса. И сегодня Калининградская область является мощнейшим образовательным и научным центром рыбной отрасли. АтлантНИРО и научный образовательный центр КГТУ вместе с Калининградским морским колледжем и Балтийской государственной академией рыбопромыслового флота являются кузницей кадров среднего и высшего звена, управленцев. АтлантНиро, в свою очередь, обеспечивает устойчивые позиции Российской Федерации на переговорах по квотам на международном уровне. Поэтому Калининг­радская область, без сомнения, является важнейшей составной частью рыбохозяйственной отрасли страны.

– Со времени распада Советского Союза прошло немало лет. Что изменилось? О каких позитивных тенденциях можно говорить уже сегодня?

– В прошлом году было добыто 220 тысяч тонн рыбы, в лучшие годы советской власти добывалось свыше миллиона тонн. Но мы живем в интересное время, когда идет возвращение упущенного, утерянного в силу объективных обстоятельств и негативных факторов, по сути разваливших в перестроечные и постперестроечные времена рыбохозяйственный комплекс запада страны.

Да, количество судов сократилось, но добыча водных биологических ресурсов увеличилась на одно судно в пять раз – за счет новых технологий, модернизации основных фондов, использования международных баз данных и спутниковых технологий по геомониторингу водной поверхности, за счет интеллектуального способа ведения бизнеса. Произошла смена поколений менеджмента, пришли молодые капитаны, механики, технологи, являющиеся носителями не только отраслевого, но еще и предпринимательского знания. Судовладельцы сегодня являются бизнесменами, которые разумно подходят к управлению рисками, минимизации издержек.

– Былая слава нашего края была связана и с переработкой рыбной продукции… Как сейчас обстоят дела на перерабатывающих предприятиях?

– На территории региона и сегодня действует свыше 13 рыбоконсервных комбинатов, устойчиво работает Калининградский тарный комбинат, обеспечивая переработчиков жестяной и гофротарой. Если в советский период каждая третья банка консервов выпускалась в Калининградской области, то сейчас – каждая четвертая-пятая банка. Да, объемы снизились, но мы по-прежнему являемся крупнейшим производителем консервов в Российс­кой Федерации.
Те решения, которые удалось отстоять Росрыболовству в прошлом году, привели к увеличению квоты на добычу мелкосельдевых видов рыб. Это позволило на четверть нарастить добычу салаки и кильки и таким образом заместить объем шпротов, который раньше завозился из Прибалтийских республик и из Польши. Сегодня мы наращиваем объемы производства рыбных консервов, помимо этого обеспечивая сырьем другие регионы РФ, поставляя замороженную салаку и кильку.
Правительство Калининградской области приняло две важнейшие программы. Первая – это программа развития прибрежного рыболовства на 2014–2016 годы, которая дала возможность обновить и модернизировать флот, установить рыбные насосы, снижающие при добыче и выгрузке мелкосельдевых трудоемкость процесса и расход энергетического ресурса. Была также проведена большая работа по модернизации судовых установок, благодаря чему сократились затраты топлива. Вторая программа связана с развитием аквакультуры, отработкой технологий выращивания ценных пород рыб – лососевых, осетровых, сиговых, угря.

Есть и другие перспективные направления деятельности, например зарыбление или искусственное воспроизводство рыбных биологических ресурсов в водоемах региона. Подобная сеть заводов по разведению и выращиванию рыбы существует на Волге, на Каспии, но, к сожалению, находится в зачаточном состоянии в Калининградской области, хотя условия у нас самые благоприятные. Кстати, далеко не все знают, что осетр – аборигенный вид для Калининградской области, но, к сожалению, были нарушены пути его миграции. Если сегодня мы критическую фазу развития рыбы перенесем на сушу, создадим рыбоводные цеха, то сможем восстановить популяцию осетра. Не надо изобретать велосипед – нужно посмотреть, что делают в этом направлении наши соседи: поляки, литовцы, латыши.

– А у нас есть хотя бы небольшие наработки по выращиванию ценных пород рыб?

– Опыт, действительно, небольшой. На Куршской косе отработали технологию воспроизводства сига: 150 тысяч штук личинок выпускаем ежегодно в залив. Но это мизер, опытная установка, которая позволяет только обкатать технологию. Для сравнения: рыбоприемная емкость по сигу составляет несколько миллионов мальков. Искусственное воспроизводство должно идти миллионами, тогда промышленный возврат пойдет через продукцию, которая наполнит наши прилавки.
Мы говорим и о том, что существует биологическое обоснование того, чтобы заниматься воспроизводством других видов рыб: осетра, угря, сига, кумжи. Вспомните гербы городов Пруссии. Например, на гербе Пилау изображен осетр, на гербе Кранца – лосось. Построив сеть рыбоводных заводов, мы сможем восстановить популяцию ценных пород рыб. Мы этим уже занимаемся: привлекаем частных инвесторов, чтобы вести работу вместе со специалистами КГТУ и АтлантНиро, работаем над тем, чтобы это были не опытные установки, а масштабная индустрия. И тогда европейский Каспий (так называют Куршский залив) даст не только леща, чехонь и плотву, а еще и сига, осетра и лосося. Важно подчеркнуть, что все наше побережье пригодно для промышленного строительства рыбоводческих хозяйств.

– Владимир Алексеевич, вопрос несколько другого плана. Состояние природных водоемов, рек, по мнению специалистов, оставляет желать лучшего. Как развивается сегодня рыбохозяйственная мелиорация?

– Рыбохозяйственная мелиорация может быть мощнейшим синергетическим механизмом, который и повысит эффективность работы сельскохозяйственной мелиорации, и позволит добывать песок для отсыпки дамб в польдерных Полесском и Славском районах. Наши реки не чистились более 20 лет. Устьевая часть заливов рек обмелела: если раньше глубина составляла более двух метров, то сегодня – 60-40 сантиметров. Рыбе сложно зайти на нерест. Необходимо вернуться к работе по дноуглублению устьевых частей рек. Если мы откроем дверь для рыбы, то на треть увеличим продуктивность наших водоемов. В результате получим еще и стратегический запас дешевого инертного материала на случай паводка, снизим стоимость государственных подрядов на мелиорацию. Фактически искусственное воспроизводство рыбных биологических ресурсов и развитие рыбохозяйственной мелиорации на данном этапе являются важнейшими направлениями развития отрасли.
Стоит сказать о возможностях развития пищевой промышленности. Фактически в настоящее время только открываются пути переработки рыбы в премиальные продукты с высокой добавленной стоимостью, например индивидуально быстрозамороженная рыба, рыба в панировочных сухарях. Кафе, ресторанам нужны замороженные полуфабрикаты. Необходимо расширить ассортимент рыбной продукции, проанализировав статистику продаж импортных продуктов (сурими, рыбных палочек), линейки продуктов для ресторанов. Это еще и вопрос импортозамещения.

В целом есть несколько уровней нашей деятельности: модернизация флота, использование новых технологий, отстаивание интересов России на международной арене, возвращение в исторические места промысла калининградских рыбаков. Это основа для развития рыбохозяйственной отрасли Калининградской области.
В преддверии Дня рыбака хочу пожелать всем удачи, оптимизма, возвращения былой мощи рыбохозяйственной отрасли, ее значения для России. Ветеранам – здоровья, молодежи – поступательного развития. Всем рыбакам – крепких семей, хороших уловов и достойных заработков.

GP03QPM

Светлана Фролова
Фото: Игорь Ломанов