Что принесли нам санкции?

Европейская комиссия в конце сентября вновь собиралась на заседание по вопросу влияния санкций на европейские страны. Результаты проведенных европейскими экспертами исследований раскрывают влияние российских продовольственных санкций на отдельные страны, их макроэкономические показатели и рынки. Наиболее чувствительными к санкциям оказались страны ЕС, граничащие с Россией, наиболее уязвимыми — производители овощей, фруктов, сыров и свинины. Исследование проводилось на основе статистики базы данных по внешней торговле «International Trade Center».

Доля стран, попавших под эмбарго во всем импорте товаров из санкционного списка, составляла чуть больше 37%, из них 30% относится к странам ЕС. На долю США приходилось 4% поставок, Канады — 2%, Австралии и Норвегии — по 1%. Общий размер потенциальных потерь всех стран эксперты оценили в $8,3 млрд. Из них потери стран-членов ЕС могут составить $6,9 млрд.

Макроэкономические последствия эмбарго для большинства стран выглядят несущественнымиMolochnyie-produktyi. Наиболее чувствительными к санкциям оказались страны, внешнеторговые балансы которых и до введения ограничений были отрицательными. Наиболее внушительные потенциальные потери понесли Польша, где торговый дефицит с учетом санкций может вырасти на 52% — более чем на $1 млрд (до -$3,2 млрд). За Польшей следует Литва, запрещенные к поставкам в РФ продукты из которой занимают около 4% всего экспорта,— ухудшение сальдо ее торгового баланса может составить 47% (до $3,8 млрд). Замыкает тройку наиболее уязвимых стран Финляндия, вероятное ухудшение торгового баланса — 12% (до $3,4 млрд).

Картина по странам меняется, если рассматривать их долю в общем экспорте санкционных товаров в РФ. Основным поставщиком продовольствия является Литва — 44,8%, за которой следуют Финляндия — 39,8%, Эстония — 16%, Латвия — 10,7%, Норвегия — 10,8% и Польша — 10,2%. Заметнее всего ограничения отразятся на объемах экспорта овощей и фруктов. В деньгах же более всего потеряют производители сыров и свинины, поставки которой в РФ, впрочем, были заморожены еще в начале 2014 года из – за эпидемии африканской чумы свиней.

По мнению лидера партии «ИАПЛ» В.Томашевского, «возможные последствия от российских санкций на экономику Литвы составят около двух-трёх миллиардов литов (580–870 млн евро). И, конечно, такие последствия будут крайне негативны для общего роста экономики, особенно в сельскохозяйственных регионах страны». Обоюдные санкции могут привести к снижению темпов роста ВВП Литвы на 0,2 процентного пункта в год, прогнозирует министр экономики Литвы Э. Густас.

Согласно прогнозам, подготовленным аналитиками банка Swedbank возникшие проблемы в литовском сельском хозяйстве тянут за собой и другие секторы экономики. По мнению главы литовской национальной ассоциации автоперевозчиков «Linava» А.Кондрусявичюса только литовские автоперевозчики, которые за год совершают около 200 тысяч рейсов в Россию, могут потерять несколько миллионов евро незаработанных доходов. «При этом рассчитывать на новые рынки не приходится, потому что нужно учесть, что там нам приходится вести борьбу с транспортными компаниями других европейских стран. Особенно серьезными конкурентами являются перевозчики из Польши»,- говорит Кондрусявичюс.

К идее помощи государства и компенсациям Евросоюза наши бизнесмены относится скептически.

Представители аграрного сектора, так же, как и транспортные компании, подсчитывают потери и, хотя особой помощи не ждут, все же надеются, что и правительство, и Брюссель обратят на них внимание. «Что касается помощи в рамках Евросоюза, то 120 миллионов евро, скорее всего, в основном перепадут фермерам и аграриям из «старых» стран ЕС (ФРГ, Франция, Испания и д.р.), а наш регион, как всегда, останется ни с чем. Мысль перенаправить продукцию на далекие, в том числе, и азиатские рынки, это прекрасная идея, но нужно учитывать, что это длительный и нелегкий процесс, который может растянуться, как минимум, на год. А ведь этот год еще нужно прожить, платить по кредитам, где-то хранить продукцию», — считает А. Станчикас, глава Литовской палаты сельского хозяйства.

Премьер Литвы А. Буткявичюс надеется, что помощь из Брюсселя составит около 100 млн литов (29 млн евро), но, по его словам, получить хотя бы 60 млн литов (17 млн евро) было бы прекрасно (при убытках в 600-800 млн.евро).

Интервенционные покупки молока государством тоже не смогут кардинально изменить ситуацию.

По данным аналитиков «Versli Lietuva», в настоящее время цена, по которой переработчики скупают молоко, упала до 65 литовских центов и, скорее всего, продолжит уменьшаться. При этом себестоимость производства литра молока для фермерских хозяйств составляет 80-85 литовских центов. Даже интервенционные покупки молока, о которых говорит правительство, кардинально ситуацию не изменят. Государство намеревается скупать молоко по цене 47 центов, которая существенно ниже стоимости, предлагаемой переработчиками молока.

В этой ситуации странным кажутся заявления некоторых литовских политиков о том, что не стоит драматизировать ситуацию, а отдельные из них все еще пытаются уколоть российских партнеров разного рода необдуманными заявлениями, как будто пытаясь еще больше усложнить ситуацию.

Сейчас нам необходимо, прежде всего, сосредоточиться на переговорном процессе, хотя бы на региональном уровне и не потерять рынок, который длительное время приносил Литве существенную прибыль и давал рабочие места. Потому что если сейчас окунуться в большую политику и забыть о своих национальных экономических интересах можно так и остаться «окраиной ЕС», а не центром Европы.