ООО «Стриктум». В Калининградской области начнется добыча калийной соли

Промышленная добыча калийной соли в Калининградской области начнется в 2020 году. Чем это обернется для нашего региона: экономическим благом или экологической катастрофой?

Финальную точку в этом споре решила поставить редакция нашего журнала, которая непосредственно на площадке строящегося комбината разбиралась в хитросплетениях интриг, мифов и научных аргументов.

….Дорога к комбинату оказалась пустынной. Надо полагать, пока. В скором времени здесь вырастит градообразуещее предприятие. С перспективой, хорошими зарплатами, современной инфраструктурой и удивительным расположением. Удобное удаление от областного центра дополняется комфортом окрестных лесов, тихой речкой и тучными полями. Жить бы и радоваться. Ан нет. Общественность совершенно справедливо обеспокоена воздействием строящегося промышленного предприятия на окружающую среду. В агитационных материалах, подготовленных инициаторами запрета строительства, есть страшные картинки с противогазами. Там сообщается об ожидаемом экологическом бедствии, пыльных отвалах, исковеркивающих ландшафт, и невыносимом шуме будущего предприятия. Признаться, впечатлило.
стриктум2Генеральный директор ООО «Стриктум» Павел Яковлев устало улыбнулся, выслушав мои опасения по поводу грядущего экологического бедствия.

– Давайте признаем, что любая деятельность человека оказывает на окружающую среду негативное воздействие, – начал он, – поэтому любое предприятие потенциально представляет некую опасность для населения. Предельно допустимая норма, в том числе и для нашего предприятия, по выбросам ограничивается санитарно-защитной зоной. Максимальный ее радиус, согласно российскому законодательству, не превышает 1000 метров. Это значит, что за ее пределами никакого негативного воздействия на окружающую среду не происходит. В случае с нашим предприятием сантиарно-защитная зона максимально ограничивается 300 метрами. Всего! Но и она может быть сокращена с использованием компенсационных мер. Речь идет о специальных звукозащитных экранах, которые можно увидеть вдоль автострад. Сегодня эти конструкции стали частью нашей жизни, они никого не пугают и не генерируют ненужные фобии и мифы. А вот страшилки про калийный рудник и обогатительный комбинат под п. Нивенским продолжают жить. О них подробнее.

Миф первый: шум

Именно шум, по мнению противников строительства калийного рудника, может стать одним из главных негативных факторов воздействия промышленного объекта на жителей окрестностей. И действительно, работа подъемника, транспортной ленты, движение грузовиков по территории предприятия создадут шум. Но будет ли он превышать установленные нормы? По утверждению Павла Яковлева, на руднике будут установлены современные высокоскоростные механизмы, работа которых будет едва заметна для окрестных дачников. А транспортную ленту руководители предприятия намерены полностью изолировать специальным покрытием. Как оказалось, это не столько экологическое требование, сколько бизнес-решение. Добываемая соль не может подвергаться воздействию частых в нашем регионе атмосферных осадков. Бонусом такого конструктивного решения стало снижение шумности. И все же, по словам генерального директора Павла Яковлева, риск превышения порога шумности у предприятия теоретически остается. Правда, при одном условии: когда через железнодорожный переезд проходит локомотив. Сумма шумов работы рудника и железнодорожного транспорта по расчетам превышает допустимые нормы. Но дело тут очевидно не в руднике. Локомотивы гремели в окрестностях п. Нивенского и раньше. Местные жители, понятное дело, в восторге не были, но как-то с пониманием воспринимали эпизодический тарарам. Делов-то: прогрохотал поезд – и тишина… Терпимость местных жителей во многом объясняется историей поселка. Когда-то в п. Нивенском жили семьи авиаторов. Самолеты согласно плану боевой подготовки ревели на окрестном аэродроме, а в школе при этом шли занятия. Закрытые окна не спасали. Звук работающих двигателей истребителей сотрясал стекла, вибрировал по бетону и проникал во все помещения. Так что, грохочущий паровоз – это так, мелочи. Но и они в современном мире являются неприемлемыми. Смягчить их решил строящийся комбинат. Рудник еще не работает, а руководство к началу учебного года уже заменило окна в одном из кабинетов местной школы. Исключительно для того, чтобы детвора не отвлекалась на гул локомотива. Шумы же работающего комбината, по словам генерального директора компании «Стриктум» Павела Яковлева, на таком расстоянии не уловит даже самое чуткое ухо. Замена окон – это просто подарок. И некоторые инвестиции в будущее: горняки заинтересованы в подготовке кадров. Начиная со школьной скамьи.
– Это долгий процесс, – прокомментировал генеральный директор, – белозубый шахтер с отбойным молотком – это фотографии из прошлого. Сегодня в забое трудятся высококлассные инженеры, операторы сложнейших комбайнов. Подготовить персонал – долго, хлопотно и дорого. Мы готовы начать эту работу.

Миф второй: вредные выбросы

стриктум31

Не поленился в Интернете посмотреть материалы о рудниках. Там авторы рисуют индустриальный пейзаж: тучи пыли, безжизненная земля и пустота. Жуть!
Свою позицию я эмоционально изложил руководству рудника. Неожиданно все мое негодование разбилось о банальную солонку.
– Правда ведь, не слишком вредно? – улыбнулся административный директор Олег Шайтан. – Ну, если килограмм съесть, будет плохо. Для убедительности мужчина лизнул образец породы, извлеченной с глубины 1000 м. – И еще, – сказал он, – соль не летает. Это даже не песок. Проэспериментируйте в ураган.
Как оказалось, выработка пласта калийной соли происходит в соленосном слое, состав которого близок композиции минералов Балтийского моря. По сути, это и было море, отступившее в настоящие границы и за миллионы лет оставившее в недрах земли соленой пласт. И больше там ничего нет.
Количество метана и других сопутствующих газов в исследуемых разработках минимально. Пренебрегать совсем ими, как выяснилось, шахтеры не вправе. Все горнопроходчики в обязательном порядке обеспечиваются индивидуальными аппаратами. Тут уж лучше перестраховаться.
В дополнение Олег Шайтан рассказал об опыте белорусских шахтеров, которые в одной из отработанных шахт сделали соляную пещеру для людей, страдающих респираторными заболеваниями. Особенно такая оздоровительная экскурсия нравится детям: путешествие под землю в сопровождении специалистов превращается в приключение, которое дарит и радость, и пользу.
И напоследок, Олег Шайтан рассказал об опыте израильских коллег. Соль там добывают в районе Мертвого моря открытым способом. И, похоже, требовательных туристов это не волнует: соль, она и в Израиле – соль.

Миф третий:дрожь и проседание земли

Меня всегда мучил вопрос, насколько опасны пустоты под землей, оставшиеся после добычи полезных ископаемых. Сообщения о проседании земли в районе угольных разработок не давали покоя: неужели подобные опасности подстерегают и нас, калининградцев?
Как оказалось, своды шахт и галерей действительно оседают. При глубине бурения до 600 м провал может достигать нескольких метров. И это при условии варварского обрушения при помощи взрывов. Сейчас такие технологии практически не применяются. Отработанные шахты заполняют пустой породой. В случае с предприятием «Стриктум», специализирующемся на добыче калийной соли, это выданный на гора обычный натрий хлор. Предварительно его разводят водой до максимальной насыщенности, подают в подземные пустоты и добавляют специальный реагент, который связывает воду. В итоге получается заполнитель, способный выдержать давление нависающих горных пород. Даже если этого не сделать, то при потенциально возможном обрушении галереи земля на поверхности для шахт глубиной в 1 км просядет на несколько десятков сантиметров. Повторюсь. Это экстренный случай, заложенный как риск при несоблюдении технологий. Впрочем, для владельцев домов и коммунального хозяйства поселка – это, по-прежнему, является слабым, бурение непосредственно под поселком и промышленными предприятиями, путепроводами категорически запрещено. Современные приборы контроля позволяют определить местоположение разработки с высокой точностью. Так что, резюмировал Павел Яковлев, – дрожь земли – не наше кино.

Миф четвертый: горные вершины

Знаете, я бы тоже не был в восторге, если б из окна моего дома виднелся огромный отвал из породы. Пейзаж, прямо-таки, не слишком калининградский. Рудник-то будет работать без остановки – впору забить тревогу.
И снова мои опасения развеял генеральный директор предприятия «Стриктум».
– Мы, капиталисты, обязаны думать о прибыли, – сказал он. – Что будет с солью, если ее оставить под открытым небом? Правильно, растворится. Это – потери. А нам надо ее погрузить в вагоны и продать. Поэтому добытая калийная соль будет помещена в крытые хранилища. Пустая порода – тоже. Она необходима нам будет для заполнения пустот. Так что никаких «Пиков коммунизма» у нас не планируется. Логистика будет работать так, что рельеф останется в привычном для окрестных жителей виде.

Миф пятый: нищета и безработица

панорама

Жители п. Нивенское в большинстве ездят на работу в Калининград. Там и предприятий больше, и зарплаты выше. Поговаривают, что страх перед шахтой погонит людей прочь, искать лучшей доли вдали от рудника. Останутся, мол, в Нивенском только старики и те, кому некуда идти.
С приходом ООО «Стриктум» в этот населенный пункт ситуация начала меняться с точностью до наоборот. Администрация населенного пункта уже прикидывает, как потратить на социальные блага налоги промышлен ного гиганта, а простые граждане завалили отдел кадров своими резюме. Уже их накопилось более 400. Взять всех желающих на работу рудник пока не может. Пока ведется строительство предприятия, нужны специалисты строительного сегмента: бетонщики, сварщики, электрики. С пуском шахты появятся проходчики. Кстати, зарплата квалифицированно шахтера сегодня превышает 100 тысяч рублей. А средняя зарплата на комбинате будет около 60 тысяч рублей. Мест хватит. По словам генерального директора Павла Яковлева, на руднике будут работать 9 тысяч человек. С учетом инфраструктуры, трудоустроено может быть до 25 тысяч граждан. Вот тебе и поселок Нивенское. Просто город под боком у Калининграда растет. Со своей историей и…мифами. Они, как оказалось, только придают изюминку проекту, способному изменить жизнь региона, нашедшего свою соль.

Виктор Шелыгин
Фото автора