Невод для золотой рыбки

В 2015 году победителем конкурса национальной премии «Золотой Меркурий» в номинации «Лучшее предприятие – экспортер промышленных товаров» Российской Федерации стала калининградская компания «Fishering service». О пути на бизнес-олимп России читателям «Точки» рассказал директор предприятия Андрей Фёдоров.

-Федоров А.Н.

— Андрей Николаевич, как получилось, что калининградская компания стала одним из мировых лидеров по производству рыболовного оборудования?

– Вы, наверное, думаете – однажды мы проснулись – и в лидерах!
Так не бывает. Этот путь занял у нас долгих 24 года.
В 1990-х, когда началась перестройка, все получили возможность начать свое дело. Тогда это было очень просто. Но мы не пошли по легкому пути: торговать джинсами или компьютерами. Стали делать то, что умели – производить и поставлять товары для рыбаков. Нашей компании, слава богу, удалось сохранить именно профессиональный подход. Это опора на специалистов в выбранной сфере, постоянное совершенствование и развитие. Вначале мы работали только на российский рынок. В 1995 году начали поставлять орудия лова в Канаду. Со временем стало ясно: чтобы заниматься работой на внешних рынках, нужна базовая теория, идеология, на которой строится твое дело и которую ты доносишь до клиентов. И главное – невозможно развитие своей компании на копировании чужих идей. Идея должна быть своя. Ты материализуешь ее в своей продукции, «воплощаешь в железо», в производство и предлагаешь потребителю. Рынок эту идею оценивает, и ты корректируешь ее в зависимости от реакции. Благодаря такому подходу мы находимся в состоянии постоянного развития и поступательного движения вперед. А неудачи? Они бывают. Более того, мы очень ценим негативный опыт. Только он позволяет проанализировать свои ошибки и стать еще сильнее. Как сказал Пётр I после Полтавской битвы, «…выпьем за наших учителей, за шведских генералов, которые научили нас воевать».
В качестве примера хотел бы вспомнить нашу работу в Исландии. Когда мы появились в 2009 году на этом рынке, там нас никто не знал и никто не ждал.
На выставке «ICEFISH-2009» в Рейкья­вике мы на стенде сконцентрировались на своей идее – 8-пластных сетных частях. Этот конструктив давал, теоретически, определенное преимущество перед 2- и 4-пластными изделиями, которые были представлены на рынке. И сразу же у исландских капитанов загорелись глаза. Многие захотели попробовать. Мы получили шанс в виде поставки на пробу для крупнейшей компании Исландии «SVN».
Был получен бесценный опыт работы с исландскими наливными судами, имеющими вылов до 2000 тонн рыбы в сутки. Наш флот имеет эффективность в десятки раз ниже. Российская планка – это 200–300 тонн у лидеров и 80–100 тонн у основной массы траулеров. 2000 тонн рыбы – это 1 000 000 –1 500 000 долларов за один день работы.
И вот в прошлом году, спустя шесть лет, на выставке в Рейкьявике президент Исландии подошел к нашему стенду и тепло благодарил нас за тралы для маленьких судов.
Оказалось, что после окончания сезона лова трески исландские рыбаки простаивали. Мы им изготовили маленькие тралы для лова скумбрии. Правительство выделило рыбакам квоты, и они покупали один наш трал на две-три семьи. Хлопотно? Зато в межсезонье труженики моря были с деньгами. В Исландии это очень ценят. Они говорят: «Мы все сидим за одним столом. Одна страна – один стол».
Хотя мы видели свой успех никак не в них, а в тралах для супертраулеров, которые мы поставляем в Исландию.
Кстати, впервые на этой выставке производители из других стран нас стали назвать серьезными конкурентами.

– Каково это – быть конкурентом для большинства ведущих производителей промышленных рыболовных снастей?

– Для нас выход на западный рынок был шоком. Мы поняли внезапно, что многое из того, что мы учили, полагали аксиомой, оказалось… песком. Опираясь на существующую в России теорию и практику изготовления орудий лова, мы были уверены в должном качестве своей продукции, считали, что делаем все правильно. А доходившие до нас сведения о том, что иностранцы ловят в разы больше, мы считали сказками.
Реальность обрушилась на нас как цунами. Технологии ушли далеко вперед. Раздумывать было некогда. Чтобы удержаться на рынке, мы обратились к исландским специалистам, которые провели аудит качества нашей продукции с точки зрения исландских рыбаков. Чтобы не вдаваться в подробности, скажу, что трудоемкость изделий после доработки всех замечаний выросла в 2,5 раза. Сейчас мы успешно налаживаем систему продаж в Голландии и Дании.

– В этом году вы дважды стали обладателями премии «Янтарный Меркурий» – в номинации «Лучший экспортер» и получили «Золотого Меркурия» как лучшее предприятие – экспортер промышленных товаров Российской Федерации. Как удалось добиться такого успеха?

– Мы обычно не участвуем ни в каких конкурсах. Все-таки очень специфическая у нас продукция, так сказать, не широкого потребления. Для внутреннего рынка наша сфера очень узкая, профессиональная, нас мало кто знает из широкой публики. Но в качестве экспортера мы рискнули подать заявку.
Всех удивило, что компания самостоятельно, без посторонних инвестиций смогла так закрепиться на внешних рынках. На вопрос, как мы это сделали, отвечаю просто: мы работаем. У нас очень плотный график. С утра наш специалист, например, в Калининграде, в 10 – уже в Риге, в 2 – в Копенгагене и через 7 часов – в Намибии. Как сказал один наш настройщик орудий лова, «в Рейкьявик летаем – как на работу в автобусе едем».

-IMG_9623
Сюрпризом для меня стал другой «Меркурий» – золотой. После успеха в региональном конкурсе я получил звонок из Калининградской торгово-промышленной палаты с предложением принять участие в федеральном конкурсе. Заполнили анкеты, отправили информацию – и вот, «Золотой Меркурий» бросил якорь в нашей компании. Со стороны – просто. Это действительно просто. Если работаешь. Профессионально и эффективно.

Виктор Шелыгин
Фото автора и из архива компании