Теория и практика Стратегии развития

Советник губернатора Калининградской области, доктор экономических наук, профессор Московского государственного университета технологий и управления им. Разумовского Андрей Горохов выступил в Западном филиале РАНХиГС с открытой лекцией «Управление экономикой калининградского эксклава. От стратегии развития региона к конкретным инвестиционным решениям».

Своевременность и актуальность темы для бизнеса и власти единодушно отметили все участники – руководители муниципалитетов, бизнесмены и представители общественности.
Представляем вашему вниманию фрагменты лекции.

«…Мы находимся в стратегически важном регионе мира в стратегически важный исторический период. Наша миссия – пилотный регион, где будет выработана новая экономическая модель для всей России.

Модернизация ОЭЗ – это существенный шаг вперед. И это можно расценивать как нашу победу и личную заслугу губернатора, учитывая сопротивление некоторых федеральных министерств.

Создаваемая нами стратегия развития Калининградской области предусматривает, что эксклавность региона может быть не только недостатком, но и преимуществом, так как позволяет проводить «чистые» экономические эксперименты в малом масштабе. Есть и другие преимущества: близость к ведущим мировым рынкам и технологиям, мягкий климат, трудовые ресурсы.

Калининградская экономика должна базироваться на трех опорах. Опора только на рынки Евраз­ЭС очень неустойчива: как только падает рубль, наша экономика проваливается ввиду удорожания импорта и комплектующих. К тому же постоянно растут издержки по транзиту товаров. Поэтому нужно осваивать импортозамещение в сфере производства негабаритной продукции, высокотехнологичный экспорт товаров и услуг, развивать внутренний рынок.

Помимо традиционных направлений – янтарной переработки, судостроения, сельского хозяйства, нужно развивать импортозамещение на основе трансфера технологий (например, в медицине и фармацевтике или в автомобильной отрасли на основе собственной компонентной базы), услуги – финансовые, торгово-логистические (аутлет), туристические (медицинский туризм), информационные. То есть все, что дает максимальную добавленную стоимость при минимальных логистических издержках.

Помимо суперпреференций ОЭЗ, должны быть установлены льготы для компаний, не вошедших в число резидентов. Например, распространение на них льгот размером 7,6 % по соцналогу.

Отдельное направление – развитие региональных стимулов для экономики, как налоговых (льготы по налогам на дивиденды и прибыль), так и налогово-организационных (доработка механизма специнвест­контракта, для резидентов ОЭЗ – продление льготного режима в случае новых инвестиций).

Российский институт стратегических исследований выпустил мою книгу «Западный Берлин: стены не преграда. Опыт развития в условиях изоляции». В ней анализируется опыт полноценного развития Западного Берлина, окруженного территорией ГДР и варшавским блоком. Впоследствии эти наработки применялись для реформирования экономики Восточной Германии. Некоторые из них, на мой взгляд, можно использовать в качестве инструментов развития в Калининградском регионе.
Западноберлинский принцип мобилизации инвестиционных ресурсов – льготы в обмен на инвестиции. Инвестиционные субсидии, дотации, кредиты, амортизационные списания, льготы по налогам на доходы и дивиденды в случае новых инвестиций – все было подчинено цели снова и снова возвращать деньги в экономику. Для сравнения: в калининградской особой экономической зоне достаточно однократного вложения, чтобы стать резидентом и много лет пользоваться всеми положенными льготами. Заключение региональных специнвестконрактов с предприятием-резидентом, которое собирается осуществить новые инвествложения, могло бы побудить его к реинвестированию.

Акцентирую внимание на такой форме стимулирования инвестиций в Западном Берлине, как списания из налогов на доходы будущих периодов. Дефицит бюджетных ресурсов – главный аргумент, которым экономические власти в России объясняют нежелание проводить активную промышленную политику. Устанавливая льготные инвестиционные ставки налога на прибыль предприятия или налога на дивиденды, государство не тратит ни копейки. Льгота наступает только тогда, когда продукция уже вышла на рынок и пользуется спросом, стимулируется эффективный бизнес. А за счет роста производства и налоговой базы государство в конечном итоге оказывается в плюсе. При этом льгота легко администрируется и некоррупциогенна.

Второй важный принцип – поощрение создания высокотехнологичной продукции и развитие современных отраслей народного хозяйства через льготирование по НДС. Российское правительство отвергло предложение Калининградской области обнулить налог внутри региона. Консервируется ситуация, препятствующая развитию внутреннего рынка. Режим свободной таможенной зоны дает привилегии для иностранных товаров. Одновременно дискриминируются калининградские и в целом отечественные производители.

Третий стратегический принцип Западного Берлина – универсальность льгот и преференций. Подключиться к ним могли все субъекты экономики, удовлетворяющие понятным критериям. К сожалению, этот принцип в Калининградской области не применяется. Фактически льготы вводятся только для резидентов ОЭЗ. В новом законе о Калининградской области речь идет о снижении инвестиционного порога для резидентов по отдельным отраслям. Это it-сектор, медицина, туризм. Но почему в число льготников ОЭЗ не вошли логистические компании? Транзит и логистика – ключевая проблема для региона. И одновременно ее стратегическое преимущество, учитывая возможности по созданию транспортно-логистического центра или евразийского аутлета на базе свободного порта Калининград. Кстати, в новом законе о Калининградской области режим свободного порта не предусматривается. Нет в нем и специальных мер по поддержке высокотехнологичного калининградского экспорта товаров и услуг, который должен стать одной из базовых опор нашей экономики, наряду с «умным» импортозамещением.

…Калининград – подходящее место для локализации иностранных технологий. В той же фармацевтике российский рынок постепенно переходит на отечественные мощности. «Экобалтик» – это модельная площадка. Мы ставим задачу создать кластер фармацевтических предприятий. «Мирамистином» мы обеспечиваем всю Россию и страны СНГ. Сегодня препарат проходит процедуру регистрации в Европе, ведутся доклинические испытания. Отмечу, что еще ни один российский препарат не был зарегистрирован в странах ЕС. В планах производство катетеров Фолея, медицинских игл, распылителей, собственной фармацевтической субстанции.

Помимо фармацевтики, закон предусматривает снижение инвестпорога для резидентов ОЭЗ из it-сектора до 1 миллиона рублей. Параллельно снижаются соцвыплаты до 7,6 %. А в высокотехнологичной сфере информационных технологий зарплаты – весомая строка в бюджете. Поэтому мы рассматриваем возможность создания регионального центра обработки данных на базе наших мощностей с использованием частно-государственного партнерства.

…Когда я говорил о том, что в Калининградской области должна быть создана передовая модель, я имел в виду не только налоговые льготы и общие рамочные решения в Госдуме. Все это невозможно без передовых технологий управления народным хозяйством, а равно и социальной сферой. Стратегия предлагает внедрить принцип проектного мышления с четко заданными KPI по ключевым направлениям.

Какие инструменты развития оказываются у местной администрации, если она сумеет привлечь инвесторов? Это дополнительные средства в бюджете от увеличения налоговой базы, подключение к областным программам развития и программам приграничного сотрудничества. Как пример приведу Багратионовск. Конструктивное сотрудничество с местным руководством привело к тому, что акционеры нашего предприятия решили зарегистрироваться на территории. Бюджет Багратионовска за 3 года увеличился почти в 3 раза. Город рассчитался с долгами, начались капитальные ремонты домов, улиц, развитие общественной инфраструктуры.

Администрация должна позволить бизнес-сообществу участвовать в принятии решений на консультативных началах. Законное право предпринимателя – знать, на что пошли его налоги, которые формируют местный бюджет.

Необходимо разработать рейтинг инвестиционной привлекательности муниципалитетов. Это действенный механизм контроля и мотивации муниципальной власти областным руководством.

Создание передовой управленческой модели потребует новых управленческих компетенций, переподготовки муниципальных кадров. Мы должны решить проблему мобилизации и эффективного использования муниципальных ресурсов – как управленческих, так и бюджетных. Постановка конкретных задач и выработка конкретных проектов должны вестись на основе стратегических целей».

* С полным текстом лекции можно ознакомиться на сайте РАНХиГС  www.zf.ranepa.ru